ДЕШАВА СЕ...

Были там, на сербской земле, и наши ДОБРОВОЛЬЦЫ… наши «Ангелы с горы Заглавак»


Kolaz angeli sa gori Zagalavak

Наталья Пичурина
10.05.2014.

Молодой священник из азовского храма Святой Троицы встречал моих сербских друзей с радостной улыбкой и открытым сердцем. Отец Николай, красавец-богатырь, словно сошедший с картин Ильи Глазунова, показав нам великолепную роспись церкви и икону Азовской Божьей Матери, замолчав на секунду, сказал: «Сербия – наша боль. Не помогли мы им ТОГДА». Сказал как-то очень проникновенно и торжественно одновременно. А потом добавил: «Были там, на сербской земле, и наши ДОБРОВОЛЬЦЫ»…

Добровольцы, это слово есть в сербском и русском языках. У нас оно имеет одинаковое значение, и звучит так, что перевод не нужен. Англоязычным понять глубинный смысл ДОБРОЙ ВОЛИ на войне невозможно, не тот образ мысли и стиль жизни. Да и европейские словари объясняют слово безлико: «Волонтёр».

Глаза русской истории подобны глазам нашего азовского батюшки. В их светлой глубине и потаённой слезе вечный поиск истины, и та самая ДОБРАЯ ВОЛЯ, которая в балканских бедах всегда помогала сербами.

В начале девяностых годов прошлого века Европа жила своей обычной жизнью стареющей куртизанки, замазавшей толстым слоем пудры и румян лицемерную мораль двойных стандартов. Прикрываясь «европейскими ценностями» за кружкой пива, с куском белой колбасы и пустыми кухонными разговорами, Европа навязывала правила своего борделя самой красивой стране на Балканах…

Россия, униженная и оскорблённая, захлёбывалась слезами горя шоковых реформ, рекомендованных консультантами из Соединённых Штатов и Международного валютного фонда, падала всё ниже и ниже. Летя в бездну невиданного ранее политического кризиса, страна теряла контроль над собственными территориями, безвольно отдавая свою кровь и плоть в руки Западного капитала и новоявленных олигархов. Власть, и окружившие её прихлебатели, заглядывая в рот Вашингтонскому Обкому, безразлично наблюдала за горем русских, в одночасье ставших изгоями в странах постсоветского пространства.

Балканы в это время уже резали по живому, кроваво и жестоко ломая саму суть сербства. Натовские грязные ботинки цинично и последовательно, вместе с государственностью затаптывали всё, что было свято и дорого.

В Сербии заполыхала война… Не сказочное действо компьютерных страшилок и голливудских блокбастеров, а страшное противостояние добра и зла, с уродливой смертью, с кровавым солдатским потом и потерянными судьбами. Война двух миров, двух цивилизаций, тьмы и света, которой историки так и не найдут название, написав позже в учебниках и справочниках корректную политически, но ничего не значащую фразу «Югославские конфликты».

Однажды, советуясь по своим общественным делам, связанным с Сербией, с мудрым и серьезным отставным военным, не раз бывавшим в Республике Сербской, услышала фразу: «Мы всегда должны быть рядом с сербами. Они наш форпост на Балканах». Но только ли стратегические интересы руководили русскими сердцами, когда совсем юные донцы рвались на помощь гибнущей Югославии? Что двигало моим другом, азовским пареньком Олегом, который убежав из дома, не попал на Балканы только потому, что по своему юному возрасту не имел иностранного паспорта?

Что было в душе донского поэта Константина Ундрова, песни которого пели по всей стране: и в ростовских дворах, и на престижных концертах российских эстрадных исполнителей? Настоящего русского интеллигента, который, не раздумывая, бросив покой и успех, вместе с друзьями, странными дорогами поехал на ту войну, у которой не было названия.

Деньги? Нет, их никто не просил. Кураж и поиск приключений? Тоже нет, и того и другого в ельцинской России было предостаточно. Только Вера и вечный русский поиск правды, а ещё – честь и достоинство. И христианская любовь к «други своя», к славянским братьям, за которую, если надо, можно и голову сложить. Искренняя, порой не рациональная, не объяснимая лозунгами о «нерушимой дружбе» любовь к тем самым родным и близким сербам. Только Добрая Воля могла написать раненной рукой Константина Ундрова, нашего русского добровольца, такие слова:

…Город над Дриной-рекой, до России недалеко,

Казачья улица, дом, старая кафана, Тихий Дон.

Вышеградская ночь пеленает томно.

А туман здесь точь-в-точь, точно как над Доном…

«Фактор добровольчества» – так сухо и официально называется то чувство, которое заставляет русского человека, молча, без фальшивого пафоса и долгих размышлений протянуть руку помощи брату, страдающему в несправедливых войнах. Необъяснимое словами, не зависящее от властей и идеологий явление, величие духа, которому нет равного в мире. То, что делает нас настоящими русскими и настоящими сербами, чего никогда не может быть ни в «благополучной Европе», ни в богатых американских штатах. То, что в крайней беде помогает нам не сломаться и выстоять.

В России не так уж много информации о Боснийской войне. Есть сухие строки оперативной журналистики, есть кадры кинохроники, есть жесткая публицистика Олега Валецкого и Эдуарда Лимонова, есть серьезная аналитика Елены Гуськовой.

Но есть и молчание: Сербия идет в Евросоюз, а значит, не всем нужна правда об этой войне. Вот и остается русский человек с глазу на глаз с идеологически отредактированной голливудской ложью типа «Края мёда и крови» и грустными размышлениями о подлости гаагского судилища.

И есть слово, которое не спрячешь и не убьёшь. Слово истины, бьющее по врагу много сильнее любого современного оружия. Такова честная правда Лилианы Булатович-Медич, сербской писательницы и журналистки, хорошо известной в России. Её публикации о трагической бомбардировке Югославии, событиях в Косово и Метохии, «освободительной армии Косова», военных событиях в Сребренице показали нам страшную картину преступлений НАТО, несправедливость войн и горькую жизнь сербских братьев. Публицистика Лилианы была необходима современной России. Став в мутном потоке антисербских статей чистым родником христианского слова, её «перо, приравненное к штыку» вело свою Косовскую битву.

photo-srbija-licnosti-bulatovic_ljiljana-Bulat_01_u_158237512И вот новая встреча с Лилианой Булатович-Медич: документально-публицистический фильм о русском добровольце Константине Богословском. Фильм «Ангел с горы Заглавак», снятый Лилианой и её единомышленниками: Петром Недельковичем, Миодрагом Меденицей, Иваном Любоевичем и Марко Недельковичем, светлая исповедь великой матери великого героя, русской женщины Людмилы Богословской. Искренний разговор сербского духовника, сербских и русских братьев по оружию вовсе не о жестокой и несправедливой Боснийской войне. Фильм «Ангел с горы Заглавак» – обращение ко всем нам, честным сербам и русским. Тем, кто пашет землю, работает у станка, учит и лечит, пишет и поёт, всем, у кого МИР и РОДИНА не в митинговых плакатах и праздничных шествиях, а в глубине сердца и души. Всем тем, за кого воевали славянские мальчики, наши Ангелы с горы Заглавак.

Совсем скоро фильм Лилианы Булатович-Медич покажут в России, на Международном кинофестивале «Золотой Витязь». Это большой творческий успех, и свидетельство того, что фильм состоялся. Но очень важно, чтоб он дошел и к сербскому зрителю. Потому что, как сказал один из героев фильма: «Русский народ помнит о сербском народе. И всегда будет вместе, несмотря на то, какое будут правительство. Мы, простой народ всегда придём на помощь. Даже если нас не позовут. Потому что мы – Православные, потому что мы русские»!

5 replies »

  1. Браво, Наталья Львовна! Как всегда четко и по сути, а с другой стороны прекрасно лирично. Я очень люблю Ваши статьи, я бы даже сказала литературные эссе, Вы можете написать все то, что так сложно передать словами, извините за каламбур.

    Свиђа ми се

  2. Жаль,что не все понимают написанного в статье!До высокопоставленных пиджаков,мы,к сожалению,являемся ничтожными людьми,которых не стоит слушать!Статья как всегда прекрасна!Браво автору!!!!!!!!

    Свиђа ми се

  3. Братья Наши Русские, в сердцах наших ВЫ Навсегда. Мы Сербы, простой народ, с вами и до конца если надо.

    Свиђа ми се