Новорусија

Паспорт для добровольца, или Хождение по мукам Горана Чирича


13.03.2017. Anna News

Сербский доброволец Горан Чирич приехал в Донбасс бороться с поднявшим голову фашизмом летом 2015 года. Воевал под Марьинкой, стоял в обороне Дебальцево, получил тяжелую контузию, перенес несколько операций.

По состоянию здоровья Горан уже не может воевать, но он хочет жить и работать в Донецке, городе, который он полюбил. А для этого ему нужен паспорт ДНР, в получении которого герою фактически отказывают уже более полугода.

Из Сербии — на защиту ДНР

Горан хорошо знает, что такое война и какой она бывает, когда ею рулят заокеанские кураторы. В 1999 году в Югославии он тоже защищал свою землю от американского вторжения и хорошо знает, что такое бомбардировки НАТО. С первых дней он следил за событиями в Донбассе, хорошо понимая, кто и зачем раскручивает кровавую карусель. А летом 2015 года не выдержал, решил, что он тоже должен поехать защищать от украинской военной агрессии мирных жителей, стать в один строй с другими воинами-интернационалистами. К тому времени в Донбассе уже была создана бригада, в которой плечом к плечу сражались с врагом воины разных национальностей, — это «Пятнашка», руководит которой и сегодня абхазец Ахра Авидзба.

Серб Горан  вспоминает, что добирался до Донецка восемь суток через несколько стран. Румыния, Украина, Беларусь, Россия… Напрямую из Украины в ДНР ехать было опасно, да и не пропустили бы. Встретили его в Донецке хорошо. Буквально сразу направили служить в «Пятнашку».

Доброволец вместе с другими воинами- интернационалистами был направлен под Марьинку, где летом 2015 года шли жестокие бои. Здесь в треугольнике Старомихайловка – Красногоровка – Марьинка полегло много наших ребят, но враг не прошел. Собственно, это и сейчас одна из самых горячих точек Донбасса. Сражался Горан отважно, без страха, в бою был тяжело контужен. А рядом с ним стояли русские, сербы, итальянцы, абхазцы, люди других национальностей, которые по велению сердца пришли в Донбасс гнать прочь фашистскую нечисть.

Потом — оборона Дебальцево.  Горан Чирич был направлен на оборону территории, примыкающей к Дебальцево. Уже шла осень 2015 года. На какое-то время армейцы оказались отрезанными от «большой земли». Был период, когда несколько дней невозможно было завезти самое необходимое – хлеб, сигареты, чай. Даже воду пили из ставка. Единственное, что согревало Горана в эти дни, это разговоры по телефону с близким и родным человеком. Это была учительница с донецкой окраины, такая же смелая и решительная, как и он сам. С ней он познакомился еще летом во время встречи защитников Республики с жителями Донецка. Лиля подошла к нему после встречи и сказала: «Вы такой храбрый и сильный приехали защищать нашу землю, и я хочу вас поблагодарить». Они разговорились, и этот разговор длился несколько часов. Очень скоро Горан и Лиля поняли, что не смогут жить друг без друга. В войну, каждый человек проявляется мгновенно. И время летит быстро, и все расставляет на свои места. Война – как лакмусовая бумажка, которая точно и без обмана покажет, кто ты есть.

«Воевали? А вас нет в списках»

Как Лиля и Горан могли понять один другого, ведь они говорят на разных языках? Очень просто – сербский и русский языки удивительно похожи, ведь сами народы являются близкими, братскими. Они понимали друг друга с полуслова.

…Лиля проводила Горана в Дебальцево и ждала его звонков. Часто разговор прерывался и вместо голоса она слышала разрыв снарядов. Она прижимала к себе трубку, которая продолжала выть, греметь, трещать, как пулемет. Она тихо молилась и говорила: «Ты только живи, выживи в этом аду».

В ноябре, когда на землю пришли первые морозы, Горан заболел. Высокая температура, затрудненное дыхание. В районной больнице, куда он поступил, врач просмотрела двухстороннее воспаление легких. В больницу имени Калинина его привезли уже в тяжелом состоянии. Запущенное воспаление, жидкость и необратимые изменения в легких. Лилия помнит, как вышел доктор и сказал, что время идет не на дни, а на часы. Его спасет только чудо.

Потом сложная операция, помощь совсем незнакомых людей (медикаменты в больнице были, но нуждающихся в помощи – еще больше), борьба за жизнь. Из «Пятнашки» передали шприцы и антибиотики. Круги больничного ада длились полгода.

Именно в этот самый трудный период они расписались с Лилией, а после и обвенчались. Горан очень быстро стал своим для ее сына и внука. Еще бы – высокий, статный, бесстрашный. Такого раньше только в кино встретить можно было.

Но и болезнь не прошла даром. В итоге тяжелое осложнение – астма второй степени. Стало понятно, что в бой Горан больше не пойдет, а, значит, нужно привыкать к новой мирной жизни.

Но если расписаться можно было по сербскому паспорту, то, чтобы определиться в Республике, найти работу, необходим паспорт ДНР.

Впервые Горан обратился в миграционную службу Пролетарского района Донецка в сентябре 2016 года. Думал, что все решится быстро. Но круги больничного ада сменил ад бюрократический.

— Понимаете, Горан ведь приехал сюда добровольцем, воевал не за деньги и звания, — говорит Лилия.

Но справки о том, что Горан Чирич действительно проходил службу в 8-й мотострелковой бригаде Республиканской гвардии ДНР («Пятнашка») за подписью начальника отдельного стрелкового батальона батальонной тактической группы  оказалось недостаточно. Тогда Чирич обратился в городскую миграционную службу. Приняли его хорошо, но перенаправили в Министерство обороны ДНР.  Там тоже восхищались героем, благодарили за проявленную смелость, но потребовали, чтобы этот факт подтвердили три свидетеля, с которыми он воевал.

Как рассказывает сам Гирич, люди в «Пятнашке» менялись чуть ли не каждый месяц. Кого-то ранили, кто-то перешел в другую бригаду. Но свидетелей он нашел, причем довольно солидных. Это начальник штаба интербригады «15», доброволец из Италии С. и старшина Евгений М. Все они письменно подтвердили, что Горан Чирич воевал за Республику в рядах легендарной «Пятнашки». И доброволец снова пошел в министерство.  И тут его словно холодной водой окатили, заявив, что Горана Чирича…нет в списках 8-го батальона. Как так могло случиться, удивился доброволец, ведь он получал зарплату по ведомости, и в ней была его фамилия. Значит, составляя списки, кто-то по небрежности пропустил ее? И вместо того, чтобы найти виновного и исправить ошибку, решили наказать добровольца. Удивленный, он только и успел сказать: «Если меня нет в списках, то, выходит я террорист?».

Закон – что дышло. Как повернешь, так и вышло?

Можно еще долго описывать хождения по мукам Горана Чирича. Но каждый новый виток приносил новые проблемы.  Теперь работники миграционной службы говорят, что готовы выдать паспорт защитнику ДНР, если он принесет справку уже из военкомата о том, что является бывшим военнослужащим Республики. В военкомате его внимательно выслушивают и отвечают, что готовы поставить на учет, если он предъявит… паспорт. Получается такой плотный замкнутый круг, выбраться из которого может разве что фокусник.

Писали супруги Чирич письмо на имя главы ДНР Александра Захарченко, но оно до него даже не дошло, а разбираться в ситуации поручили неопытным чиновникам. Воз и ныне там.

И еще один факт, который, по мнению Горана и Лилии должен был повлиять на решение тех, от кого зависит судьба героя. 23 февраля сего года Горану Чиричу был вручен нагрудный знак «Доброволец Донбасса» за номером 2062, учрежденный «Союзом добровольцев Донбасса» за подписью его председателя Александра Бородая. Это имя в Донбассе знакомо всем. Бородай был первым председателем Совета министров Донецкой Народной Республики, а после — генеральным советником, заместителем председателя Совета министров ДНР Александра Захарченко. Надо ли говорить, что случайным людям такие награды не дают?

Теперь у Горана Чирича одна надежда на главу ДНР Александра Захарченко, что он,в конце концов, получит его письмо и восстановит справедливость.

К сожалению, не один наш герой стал заложником казуистики и бумаготворчества чиновников. Сегодня с проблемой получить паспорт ДНР столкнулись и военнопленные, чьи документы были уничтожены в застенках СБУ, граждане Украины, которые приехали сражаться за свободу Республики в надежде, что и их города когда-нибудь будут освобождены от коричневой чумы. Они не могут уехать назад. Им тоже, как и Горану Чиричу, нужно пройти круги испытаний и  разбитых надежд.

Среди тех, кто делает попытки стать полноправным гражданином Донецкой Народной Республики, оказался даже отец-основатель ДНР, один из лидеров «Русской весны» Андрей Пургин. Дело в том, что он прописан на территории, которая оккупирована Украиной, а по закону право на получение паспорта имеют граждане, которые на момент Референдума были прописаны на территории Республики. Тут уж в пору крикнуть: «Автора!». Кто, простите, сочинил эти требования к гражданам, которые более, чем кто-либо, заслуживают право быть полноправными гражданами государства, которое они создавали своей кровью и потом?

Как сказал Андрей Пургин: «В законодательстве ДНР на предмет паспортизации выписано такое количество ограничений, что складывается чёткое ощущение, что всё делается для того, чтобы паспорт Республики получило как можно меньшее количество людей. И некоторые из этих ограничений граничат со здравым смыслом, а некоторые прямо нарушают Конвенцию по правам человека. В выдаче паспорта мне лично никто не отказывал, но сейчас я прохожу все те круги ада, которые проходят политические беженцы, не имеющие постоянной прописки в ДНР».

Ну, так и Горану Чиричу вроде тоже никто не отказывает в выдаче паспорта, просто гоняют от инстанции к инстанции и ставят перед ним невыполнимые условия. Как в страшной сказке, ей-Богу, то «молодильные яблоки» принеси, то «живую воду».

Никитa Джигурдa

Правда, перед известным российским шоуменом Никитой Джигурдой никаких условий и вовсе не выдвигалось. И за ДНР он не воевал, и на майдане за фашистскую Украину агитировал, а документ получил, который для него не более, чем игрушка. Вот и возникает закономерный вопрос: именно за это ребята кровь проливали, здоровье теряли и мерзли в окопах? Где совесть и честь бюрократов и буквоедов, которые просто отфутболивают людей прямо с порога кабинетов?

Следует отметить, что все-таки часть добровольцев из интербригады паспорта ДНР получили. Уже в ноябре 2016 года таковых было 40 человек, сейчас еще больше. Но есть и такие, как Горан Чирич. Он очень надеется, что справедливость восторжествует, иначе зачем приносились жертвы, зачем стоит и держится в огне молодая Республика.

Как выживает сегодня семья Чирич? Лиля работает в школе, а Горану помогают те же добровольцы и донецкие волонтеры. Одна из них, Марина, — рассказала Лилия, — постоянно покупает Горану ингаляционные препараты, которые ему теперь жизненно необходимы. Но сам он не хочет быть иждивенцем. У Горана есть предложения по работе. Но для этого опять-таки нужен паспорт.

— Мы ведь ни у кого ничего не просим,- говорит он. — Но обидно и несправедливо, когда унижают человека.

 

Людмила Лях

Хвала за коментар. Ваш коментар ће бити видљив након "модерације". Коментари који садрже претеће, увредљиве и вулгарне изразе неће бити објављени...

Попуните детаље испод или притисните на иконицу да бисте се пријавили:

WordPress.com лого

Коментаришет користећи свој WordPress.com налог. Одјавите се / Промени )

Слика на Твитеру

Коментаришет користећи свој Twitter налог. Одјавите се / Промени )

Фејсбукова фотографија

Коментаришет користећи свој Facebook налог. Одјавите се / Промени )

Google+ photo

Коментаришет користећи свој Google+ налог. Одјавите се / Промени )

Повезивање са %s