ФБР НА РУССКОМ

Екатерина Польгуева – Цена гаагского кривосудия и „гаагская арифметика“


***

Екатерина Польгуева
19.11.2017.

В среду, 22 ноября, МТБЮ вынесет приговор главнокомандующему армии Республики Сербской времен войны в Боснии, генералу Ратко Младичу. Сомнений в том, что этот приговор будет обвинительным, нет. Ещё в начале декабря прошлого года Алан Тигер, прокурор по делу Младича, зачитал обвинительное заключение, которое содержит два пункта обвинения в геноциде, пять пунктов в преступлениях против человечности, четыре пункта – в нарушениях законов и обычаев войны.

Тогда же Алан Тигер заявил: «Вынесение любого другого приговора, кроме самого тяжелого – пожизненного, было бы оскорблением для жертв – живых и мертвых, для самого правосудия».

Только такие приговоры сербским лидерам и оправдывают само существование гаагского судилища, отводя удар от тех, кто в ходе войн в бывшей Югославии уничтожал сербов. Но главное – делая неподсудными ключевых виновников развала Югославии и трагедии всех югославских народов: НАТО, США, Евросоюз, «террористический интернационал» из исламских государств.

МТБЮ публикует хронологические данные по делу Младича. Обвинения против него выдвинуты 25 июля 1995 года. Арестован в Белграде – 26 мая 2011 года, доставлен в гаагскую тюрьму 31 мая того же года. Допрошено 169 свидетелей обвинения и 208 защиты.

Весь последний год, после оглашения обвинений, не происходило никаких процессуальных действий. Тяжело больной Ратко Младич просто находился в тюремной камере. Причем ходатайства и России, и Сербии отпустить генерала до приговора на лечение под полные гарантии его возвращения, Гаагой проигнорированы.

Защита Младича обратилась к судебной коллегии МТБЮ с просьбой о переносе сроков оглашения приговора, также адвокаты требуют до вынесения приговора обнародовать медицинскую документацию по состоянию здоровья генерала. На сей раз реакция последовала. «Секретарь Трибунала устно оповестил нас о том, что главный врач тюремной больницы Пол Фальке запретил визиты врачей к Младичу, так как они будто бы вредны для его здоровья», сообщил сын генерала Дарко Младич.

Формально считается, что процесс по делу Младича последний, после чего МТБЮ, наконец, завершит свою работу. Фактически, это не так: недавно отменены оправдательные приговоры двум сербам: бывшему шефу Службы государственной безопасности Сербии Йовице Станишичу и его заместителю Франко Симатовичу. Так что у МТБЮ снова появилась «работа».

Однако МТБЮ вовсю подводит итоги своей почти четверть вековой деятельности. Так, 14 ноября в Гааге, во Дворце мира состоялось вручение трибуналу премии за «значительный вклад в дело отправления правосудия».

Как было отмечено, на протяжении всей своей карьеры нынешний председатель трибунала Кармель Агиус «воплощал справедливость и совершенство и вдохновлял других на выполнение своих обязательств».

***

Подведем итоги и мы. Посмотрим, как на самом деле обстоят дела с «духом справедливости».

Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) официально учрежден согласно резолюции 827 СБ ООН 25 мая 1993 года.

Сделано это с грубейшим нарушением Устава ООН, по которому Совбез не имеет полномочий создавать судебные органы. Международные суды и трибуналы должны создаваться только по Международному договору. В обход этого принципа созданы только МТБЮ и Международный трибунал по Руанде, которые стали символами вопиющего беззакония и несправедливости, а вовсе не механизмом правосудия.

Россия проголосовала за резолюцию 827. Председательствовавший на том заседании СБ ООН постпред России Юлий Воронцов заявил: «Особенно важным представляется тот факт, что впервые в истории не победитель судит побеждённого, а все международное сообщество в лице Трибунала вынесет свой вердикт тем, кто грубо попирает не только нормы международного права, но и просто человеческие представления о нравственности и гуманности».

Однако в реальности все получилось совершенно иначе.

Первым генпрокурором МТБЮ был венесуэлец Рамон Эскобар-Салома, который пробыл в этой должности всего несколько месяцев и в феврале 1994 года покинул её.

Временно исполняющий обязанности генпрокурора австралиец Грэхем Блювитт интересен своей проговоркой. «В том, что касается условий создания трибунала, он – политическая организация», заявил он, прямо признав, что МТБЮ никакого отношения не имеет к правосудию, а является политическим инструментом.

Ричард Голдстоун из ЮАР был главным обвинителем в 1994-96 годах. Голдстоун прославился тем, что включил в число обвиняемых литературного персонажа Грубана Малича, героя написанного в 60-е годы художественного произведения Миодрага Булатовича «Герой на осляти, или время позора». Казус выяснился практически сразу, но Грубан много лет пребывал среди разыскиваемых «сербских преступников».

Канадка Луиза Арбур (1996-99)  выдвинула обвинения против президента Югославии Слободана Милошевича в разгар натовской агрессии против этой страны. Авиация Североатлантического альянса уничтожала мосты, больницы, школы, храмы, убивала мирных граждан. Но все это Арбур не посчитала нарушением обычаев войны и преступлениями против человечности.

Сменившая её Карла дель Понте из Швейцарии поначалу обещала выдвинуть обвинения, как против натовских летчиков, так и против руководителей Альянса, отдавших приказы о бомбардировках. Но почти сразу обещания были забыты. Она была и главным обвинителем на процессе Слободана Милошевича, дружила с албанскими головорезами, которых, естественно, и не подумала обвинять в каких-либо преступлениях. Обо всем этом она откровенно рассказывает в книге «Охота. Я и военные преступники», которая дает много ценной информации о методах работы МТБЮ, ничего общего не имеющих с юриспруденцией. Дель Понте явно наговорила лишнего, поэтому МТБЮ инициировал расследование против её самой, обвинив в подкупе и запугивании свидетелей. Впрочем, расследование это ничем не закончилось.

Бельгиец Серж Браммерц является главным прокурором МТБЮ с 2008 года и по сей день.

Председателями трибунала были итальянец Антонио Кассезе, американка Габриэль Керк Макдоналд, француз Клод Жорда, американец Теодор Мерон, итальянец Фаусто Покар, гражданин Ямайки Патрик Робинсон, немец Кристоф Флигге. Ныне – юрист с Мальты Агиус. Весьма характерный подбор представителей государств, большинство из которых никак не назовешь не ангажированными (или независимыми, чтобы иметь собственную позицию).

***

А теперь «гаагская арифметика».

За все время деятельности МТБЮ обвинения были выдвинуты против 105 сербов и черногорцев. Пятеро сербов осуждены на пожизненные сроки. Совокупно МТБЮ приговорил сербов к 1151 году заключения.

15 человек оправданы, однако два оправдательных приговора отменены.

14 сербов МТБЮ, по существу, убил, перечислим их поименно. Четыре человека погибли при попытке ареста. Это Драган Гагович, Симо Дрляча, Влайко Стоилькович, Янко Янич. Еще десять умерли или покончили с собой (или были убиты) в тюрьмах МТБЮ. 11 марта 2006 года в гаагских застенках умер Слободан Милошевич, так как ему отказали в медицинской помощи. Не исключено, что умереть ему помогли и откровенно насильственными методами, так как сфабрикованный процесс разваливался, а выступления в суде Милошевича разоблачали истинных военных преступников. Среди умерших (в том числе, при крайне подозрительных обстоятельствах) Милан Бабич, Любиша Беара, Мирослав Деронич, Славко Докманович, Милан Ковачевич, Миле Мркшич, Момир Талич, Здравко Толимир, Горан Хаджич.

Отметим, что в счет сербского тюремного тысячелетия с лишним не входит, скажем, 11 лет проведенных в гаагских застенках вообще без приговора суда Воислава Шешеля, который в итоге был полностью оправдан.

«гаагская арифметика»

***

МТБЮ выдвигал обвинения против 34 хорватов, которые в общей сложности получили 340 лет тюрьмы.

12 из них были оправданы, причем среди оправданных оказались все высокопоставленные хорватские генералы, обвинявшиеся в преступлениях против сербов. Речь, прежде всего, о генералах Анте Готовине, Младене Маркаче и Иване Чермаке. Все они руководители так называемой операцией «Олуя» («Буря»), в результате которой в августе 1995 года была уничтожена Республика Сербская Краина, убиты тысячи сербов, более 200 тысяч изгнаны. Это была крупнейшая этническая чистка в ходе войн 90-х в бывшей Югославии, в организации которой армии Хорватии помогали американские спецслужбы. А «голубые каски», находившиеся на линии разграничения сторон перед началом операции куда-то исчезли. Только Русбат, продолжил выполнять свои функции – и лишь на этой территории не произошло в те дни этнической чистки.

Готовина и Маркач сначала были приговорены к большим срокам заключения, но вскоре МТБЮ снял с них все обвинения. В Хорватии их считают национальными героями. Уничтожение РСК в Хорватии, являющейся членом ЕС, является одним из главных государственных праздников.

Кого и как побеждали? Вот показания, данные в январе 1996 года в Белграде 70-летней беженкой из РСК Савой Стельа:

«С 4 на 5 августа 1995 года, где-то в час ночи мы выехали из Заграда в Бенковац. Мой муж Бранко и сын Мирко выехали из Заграда в своем «Мерседесе». Со мной в грузовике была жена Мирко Ведрана и внуки: 8-летний Саво и 3-летняя Александра. Когда мы отъехали от Петровца километров на 12 – 15, я услышала звук пролетающего самолета, а сразу же после этого – взрыв. Когда мы вышли из грузовика, я сразу же увидела «Мерседес», в котором ехали сын и муж. Мирко был без головы. Мой муж Бранко продолжал сидеть сзади и не двигался, изо рта у него текла кровь. Кто-то сказал: «Он мертв». Увидевшие это внуки побежали от страха по шоссе. Их догнала и привела Ведрана. Ведрану ранило в левую руку. Очень скоро подъехал военный грузовик, военные посадили нас в него и увезли. Во время всех этих событий моя сноха Ведрана была беременной. В больницу её забрали 24 августа 1995 года, а 29 августа она родила. В родах Ведрана умерла, так и не увидев ребенка. Родилась девочка, назвали ее Таней».

Только во время этого авианалета на колонну уходящих беженцев (к слову, на территории боснийской Республики Сербской, то есть Хорватия совершила агрессию против другого государства) погибло девять человек, из них четверо детей. А таких показаний об операции «Олуя», полностью проигнорированных МТБЮ, сотни.

Отметим, что из 34 обвинений хорватам только 10 – за преступления против сербов (остальные – против боснийских мусульман). А суждены лишь четверо – на 47 лет.

***

Трибунал выдвинул обвинения против 17 бошняков-мусульман, приговорив их к 90 годам заключения. Оправдано – трое.

Дела еще четверых переданы в трибунал Боснии и Герцеговины. Как показывает опыт, мусульман трибунал БиГ обычно оправдывает или дает им минимальные наказания.

И опять –  среди осужденных, главным образом, рядовые исполнители. «Бригадный генерал армии БиГ», головорез из Сребреницы Насер Орич, оправдан. Он руководил уничтожением десятков сербских сел в Среднем Подрьинье, убийствами около 3,5 тысяч сербов. Орич совершил страшные преступления и против собственного народа.

«Сребриничская мафия – она же военное и политическое руководство Сребреницы, которая с 1993 года была в буквальном смысле хозяином жизни и смерти. Если бы я мог судить Орича в Гааге, я бы приговорил его за преступления против сербов не меньше, чем к 20 годам тюрьмы. А за преступления против своего народа дал бы ему не меньше 200 тысяч лет», заявил в интервью изданию «Вести онлайн» в феврале 2013 года Ибран Мустафич, один из основателей мусульманской Партии демократического действия (СДА) в Сребренице. Он неоднократно говорил, что по вине Орича в июле 1995 года убито от 500 до 1000 бошняков.

Кроме того, Мустафич утверждает, что геноцид мусульман в Сребренице –провокация, результат сговора тогдашнего президента Боснии Алии Изетбеговича с тогдашним президентом США Биллом Клинтоном.

Понятно, что МТБЮ «не по зубам» Билл Клинтон. Но не по зубам оказался и Насер Орич, о преступлениях которого сотни свидетельств. Хотя, по большому счету, выгораживая Орича, Гаагский трибунал выгораживал всё того же Клинтона (и в целом «мировое сообщество»).

В противном случае, нужно разбирать дело по существу – и немедленно выяснилось бы, что все обвинения Младича, Караджича, других сербских лидеров в геноциде мусульман Сребреницы – полностью несостоятельны. Генерал Младич освободил город в июле 1995-го от боевиков, в течение трех с лишним лет терроризировавших, как сербское, так и мусульманкою население, причем при полном бездействии миротворческих сил из нидерландского контингента. К слову, в ходе июльских боев командиры армии Республики Сербской, прежде всего, Младич всячески стремились предотвратить преступления против мусульман. Этому есть множество свидетельств и доказательств. В частности видео, как генерал лично обходит автобусы с вывозимыми из зоны боевых действий  мусульманскими женщинами и детьми, гарантируя им безопасность. Все они остались целы и невредимы. «А ваши мужчины наших женщин и детей не пожалели», – горько бросает Младич.

Но раз геноцида не было,  возникает необходимость установить, что произошло – то есть выяснять механизмы широкомасштабной провокации «Сребреница», о которой говорит Ибран Мустафич. Цель её – выставить сербов геноцидным народом, ликвидировать Республику Сербскую, ослабить патриотические силы Сербии и тогда еще существовавшей СР Югославии. Не все это в полной мере осуществилось тогда, но провокация «Сребреница» не окончена,  о чем свидетельствует и процесс генерала Младича.

Около месяца назад окончился очередной суд над Насером Оричем, которого судили теперь уже в самой Боснии. Не за тысячи убитых, – всего за троих сербских пленных, которых он убил собственноручно. Нашлись этому и свидетели. Правда, когда дело дошло до суда, большинство из них поспешили отказаться от показаний. И Орич в очередной раз оправдан.

«Он на свободе. Но он был свободен и все эти 25 лет», с трудом сдерживая гнев, говорит  председатель организации семей убитых, плененных и пропавших без вести бойцов и мирных жителей в общине Братунац Радойка Филипович. Она называет уничтоженные сербские села и сербские семьи, свой Беловац, на который мусульмане под личным командованием Орича напали в декабре 1992-го. Вспоминает своих убитых мужа и свекра, свою сестру, которую с двумя совсем маленькими детьми и 9-летним соседом Брано Вучетичем (его мать, отца и брата-подростка убили) схватили – и увели «в плен» в Сребреницу.

Господин Алан Тигер, требующий пожизненного для Младича, чтобы «не оскорбить жертв», – а как быть с этими жертвами?

Как быть с памятью 11-летнего Слободана Стояновича, вернувшегося в июне 1992-го в занятую мусульманами родную деревню, чтобы отвязать в спешке бегства оставленную на цепи собаку? Много месяцев мать Слободана  останавливала в одиночку идущие в Сребреницу конвои международных миротворцев, требуя вернуть ей сына. Она не хотела верить в появившиеся свидетельства страшной гибели своего ребенка, которого запытали как «сербского шпиона». Но через год в массовом захоронении было найдено и его изувеченное тело. Имя убийцы, этнической албанки Весели Элфеты, было хорошо известно с самого начала. Но она спокойно жила в Швейцарии – и лишь  несколько месяцев назад арестована и экстрадирована в Боснию. Само по себе это почти чудо. Однако, как и на процессе Орича, свидетели-мусульмане забывают ранее данные показания. Трибунал БиГ усвоил уроки МТБЮ: серб виноват уже тем, что он серб.

Когда читаешь обвинительное заключение против Ратко Младича или Радована Караджича, обращаешь внимание на приводимые «свидетельства преступлений»: например, имена погибших во время обстрелов Сараева гражданских лиц. Мол, командиры и политические лидеры отвечают за действия своих подчиненных, даже если точно не установлено, с какой именно стороны прилетели пуля или снаряд.

Но нигде не сообщается, что Сараево было как слоеный пирог, состоявший из сербских и мусульманских кварталов, что сербские кварталы  обстреливались снайперами и артиллерией мусульман. И уж, конечно, ни генералам, ни политикам, ни непосредственным убийцам не предъявляется счет за сербские жертвы. Ни в каких обвинительных заключениях МТБЮ вы не найдете, например, упоминание об убийстве снайпером в сербском квартале Грбавица десятилетней Милицы Лалович и девятилетней Наташи Учур, которые мартовским днем 1995 года играли во дворе в резиночку.

Естественно, ответственность  распространяется исключительно на сербских командиров и лидеров.

Так, одни из немногих высокопоставленных мусульманских военных, все же представших перед МТБЮ – генералы, возглавлявшие в разное время штаб армии БиГ Расим Делич и Энвер Хаджихасанович. Формально они даже признаны виновным. Делич получил 3 года, а Хаджихасанович 3,5 за преступления отряда «Эль-Муджахид» (он состоял из исламистов, прибывших с Ближнего Востока) против сербов и хорватов. На счету заезжих исламистов – массовые расстрелы, истязания, отрезанные головы сербских солдат, изнасилования. Однако МТБЮ посудил, что генералы не могли контролировать действия исламских террористов, чьи подразделения официально входили в состав армии БиГ. Генералам дали минимальное наказание.

Исламистов вообще не судили. Собственно, они и тогда были «пехотой США», которую спустя четверть века уже на самом Ближнем Востоке будут называть «умеренной оппозицией» и использовать против своих политических противников. Как же судить такие ценные кадры, из которых со временем вырастут (запрещенные в РФ, но поддержанные «международным правосудием) «аль-каиды» и «игилы».

Отметим, что ни один боснийский мусульманин не был наказан  МТБЮ за преступления против боснийских хорватов. Среди таких преступлений без наказания вырезанное население хорватских сел Уздол и Грабовица, восемь хорватских детей, убитых на спортивной площадке снарядом, пущенным с мусульманских позиций в городе Витез. Судили, было, за это еще одного мусульманского генерала и начальника штаба Сефера Халиловича, но полностью оправдали.

Однако хорваты, естественно, ничего не забыли – и свои выводы сделали. Они даже больше сербов мечтают покончить с псевдогосударством «Босния и Герцеговина». У сербов хотя бы свой энтитет – Республика Сербская – и пока она есть, их права в Боснии хоть как-то гарантированы. А в унитарной шариатской Боснии, о которой всегда мечтал Алия Изетбегович (а теперь ее с помощью «международного сообщества» пытается выстроить его сын Бакир Изетбегович) ни сербам, ни хорватам одинаково нет места.

«Естественная функция исламского порядка – объединить всех мусульман и мусульманские общины по всему миру. При нынешних условиях это желание означает борьбу за создание великой исламской федерации от Марокко до Индонезии, от тропической Африки до Средней Азии…»,  писал Алия Изетбегович задолго до боснийского конфликта.

***

Перед МТБЮ предстало 9 косовских албанцев, получивших «на всех» 19 лет и 4 месяца.

Шестеро из них оправданы, в том числе головорез Рамуш Харадинай, с 9 сентября – нынешнего года он премьер-министр самопровозглашенного Косова. В 90-е годы Харадинай отличился в расправах над косовскими сербами, цыганами и нелояльными албанцами. Это Шешель, лидер Сербской радикальной партии, никогда не принимавший участия в военных действиях, 11 лет провел в застенках, дабы быть изолированным от политической деятельности. А изверга Харадиная не только в тюрьму не посадили, но даже разрешили заниматься политикой. Итог – дюжина свидетелей обвинения по его делу (все – албанцы) убиты или умерли при странных обстоятельствах. Так что оправдание никого не удивило.

Из троих все же  признанных виновными один – некий Бече Бечай, хулиган и бандит, получил 4 месяца (!) за события марта 2004 года. Тогда за несколько дней в  подконтрольном  уже пять лет международному  военному контингенту КФОР Косове албанцы беспрепятственно провели массовые этнические чистки немногих еще остававшихся в крае сербов. Сожжены сербские села, разрушены православные храмы. Других виновных в преступлениях 2004-го не нашлось. За массовое уничтожение сербов, цыган и нелояльных УЧК («Армии освобождения Косова») албанцев, которых в ходе событий 90-х погибло и пропало без вести несколько тысяч, наказаны на 16 и 13 лет  мелкие исполнители. За множество террористических актов и убийство сербов после оккупации Косова «миротворцами» не наказан вообще никто.

МТБЮ (и международное сообщество) никак не трогает, что до 1999 года в Приштине жило 40 тысяч сербов, а ныне человек 20-30, в Призрене остался единственный сербский ребёнок. Не считается чем-то из ряда вон выходящим для современной Европы и то, что южнее Ибара косовские сербы, фактически, вынуждены жить в анклавах-гетто, выход из которых смертельно опасен. В чудовищной истории, рассказанной уже после отставки дель Понте, о том, как албанцы убивали сербов ради органов, которые продавались в Европу, МТБЮ разбираться не стал.

За преступления, совершенные албанцами в Македонии, перед МТБЮ не предстал ни один человек. Зато трибунал привлек к ответственности министра внутренних дел Македонии Люба Бошкоски (оправдан) и офицера службы безопасности Йохана Тарчуловски (12 лет). Они занимались подавлением вооруженного мятежа, устроенного албанскими боевиками в Македонии в 2001 году.

Албанцы всё поняли правильно. Чувствуя полную безнаказанность, они стремятся уничтожить Македонию разными способами – прежде всего, политическим. Хотя и серьезные военные столкновения там периодически случаются (последний раз – в мае 2015 года).

Ко всему прочему последние семь-десять лет происходит серьезная исламизация и радикализация косовских и македонских албанцев, ранее религиозно более чем умеренных.

***

То, что генерал Младич успешно противостоял «халифату», прообразу нынешнего людоедского «ИГ», – и есть его подвиг. И не только по отношению к сербскому народу. (Усилиями Караджича и Младича создана Республика Сербская, и потому сербы могут жить сегодня в Боснии – в отличие от Косова и Хорватии).

В подобных «халифатах» не в меньшей степени страдает и мусульманское население, которое становится разменной монетой, топливом для провокаций, как собственных властей, так и использующих беззащитных людей в своих целях внешних сил. Это демонстрируют нынешние события в Ливии, Ираке, Сирии.

Мусульман во время боснийской войны погибло больше всего не только потому, что они воевали сразу на три фронта (с сербами, хорватами, а также с другими мусульманами, не желавшими жить под властью «халифата»). Их массово уничтожали в ходе разного рода кровавых провокаций, дабы переложить ответственность на сербов и включить «тяжелую артиллерию» СБ ООН, а также натовскую авиацию и войска. Сребреница – только один из таких случаев.

В начале января 1994года НАТО решило осуществить первую военную операцию в своей истории – против боснийских сербов. Нужен был повод. 5 февраля в результате обстрела сараевского рынка Маркале погибает более 60 человек. Ответственность немедленно возлагается на сербов. Тогда усилиями РФ, впервые с 1992 года не поддержавшей антисербскую линию, ситуацию удалось несколько разрядить. В этом принимал непосредственное участие спецпредставитель президента на Балканах Виталий Чуркин. Хотя военная операция НАТО против боснийских сербов все же состоялась – предотвратить её оказалось уже невозможным.

«Наиболее квалифицированные эксперты по баллистике высказали мнение, что миномёты находились на расстоянии 1100 – 1200 метров и что это – позиции боснийской правительственной армии», писал позже в своей книге один из архитекторов независимой Боснии и Герцеговины лорд Оуэн, утверждая, что изначально не было секретом мусульманское авторство обстрела.

Последнюю точку в описании этой провокации поставил в ходе суда в МТЬЮ над Младичем защищенный свидетель под псевдонимом  ГРМ-116.

В 1992 – 1994 годах он был в боснийском спецподразделении «Бисери» и в личной охране президента Алии Изетбеговича и часто присутствовал на закрытых заседаниях руководства Боснии, где стал свидетелем обсуждений «не для чужих ушей». При нём генерал Сефер Халилович и главный муфтий Боснии Мустафа Церич убедили Изетбеговича в необходимости организации массовых мусульманских жертв, чтобы обвинить в них сербов – и получить военную помощь Запада. Свидетель рассказал, как генералы Халилович и Хайрулахович непосредственно планировали обстрел Маркале.

В августе 1995-го точно в том же месте и с теми же целями будет организована бойня Маркале-2, а зачем придумывать что-то новое, если и так работает?

Какова реакция МТБЮ? Тихой сапой обвинения в трех наиболее масштабных бойнях, организованных в Сараеве мусульманами, но приписанных сербам (обстрел хлебной очереди 27 мая 1992-го и оба случая Маркале) исключены из обвинения  Радована Караджича. Случай с хлебной очередью не фигурирует больше и в деле Младича.

Но МТБЮ и не думает привлекать к ответственности истинных виновников кошмарных массовых убийств, которые теперь известны поименно. За  сотни мусульманских жертв виновные не ответили.

Последствия этого тяжелы. И не только потому, что провокации сработали: сразу после 27 мая 1992-го на Югославию в составе Сербии и Черногории были наложены широкомасштабные санкции (РФ их поддержала), которые сами по себе являются преступлением против человечности.

После Маркале-2, в сентябре-октябре 1995 года, НАТО провело первую в своей истории широкомасштабную военную операцию. При бомбардировках Республики Сербской погибли сотни сербов, как военных, так и гражданских. При этом НАТО, по факту, работало авиацией мусульмано-хорватских сил. После бомбовых ударов в населенные пункты боснийских сербов (которые те до этого годами успешно обороняли) входили армейские части БиГ или соседнего государства Хорватия и устраивали резню.

Как и спустя  четыре года, во время  бомбардировок Югославии, НАТО использовало боеприпасы с обеднённым ураном. Так что не только в Сербии и Черногории, но и в Боснии обширные территории заражены и уровень онкологических заболеваний зашкаливает. Болеют и умирают местные жители всех вер и национальностей. Но МТБЮ априори не рассматривает событий, связанных с действиями НАТО и международных миротворческих сил. Таково гаагское правосудие.

Однако это не всё. Если подобные провокации не пресекать, они становятся обычным инструментом для достижения целей. Об этом красноречиво свидетельствуют, как военные действия на Донбассе (в частности, ситуация вокруг сбитого малазийского Боинга), так и использование исламистами химического оружия против мирного населения, дабы переложить ответственность на Асада, уничтожить суверенное государство Сирия. И кривосудие по МТБЮ, дающее индульгенцию на такие действия,  оборачивается уже сегодняшней болью, сегодняшними жертвами.

***

И о выводах дня сегодняшнего. Россия не только в ельцинском 1993 году проголосовала за создание МТБЮ, но и в течение всех последующих лет поддерживала его деятельность. Хотя бы тем, что ежегодно продлевала его работу в СБ ООН. Да, боснийские сербы поставили в Восточном Сараеве памятник Чуркину за вето на резолюцию о Сребренице. Но ещё важнее русское «нет», так ни разу и не прозвучавшее, было бы по отношению к гаагскому судилищу.

МТБЮ как инструмент политического давления оказал беспрецедентное влияние на ослабление сербских патриотических сил, а, значит, ослабил влияние России на Балканах.

Россия не пресекла создание МТБЮ, а теперь международное кривосудие хотят использовать против неё самой. Например, заявляя о создании (незаконном, потому что, повторимся, у СБ ООН нет таких полномочий) трибунала по тому же сбитому Боингу. Если можно преступить закон однажды, почему нельзя сделать это снова? И Россия, как один из преступивших, вынуждена помалкивать.

МТБЮ, как никакой другой орган, продемонстрировал: нет международного правосудия, а только политические интересы тех или иных государств. Рассчитывать на элементарную справедливость не приходится. Тем не менее, РФ в связи с событиями на Донбассе продолжает апеллировать  к несуществующей объективности международных наблюдателей, рассуждать о миротворцах (тех самых, которые куда-то испаряются в критический момент). Цена таким играм – человеческие жизни, на сей раз – русские.

«Это, господин Мицотакис, село Тегар на самой границе с Сербией. В июне я наблюдал невиданную картину. Я должен рассказать здесь о ней и господину президенту Чосичу, и Милошевичу, и депутатам. Село Тегар горело, потому что мусульмане его разорили и сожгли, а на другом берегу Дрины, в сербском селе Сербии, в это время дети играли в футбол. И одни, и другие — это мы, сербы», – это слова из майской речи 1993 года генерала Младича, обращенной к скупщине Республики Сербской, а также к приехавшим на ее заседание лидерам Югославии и Греции, которые под давлением «международного сообщества» вынуждали боснийских сербов принять неприемлемый план раздела Боснии.

Но Югославия тогда находилась под драконовскими (не идущими ни в какое сравнение со всеми нынешними) международными санкциями, в том числе – и со стороны России. И просто не имела возможности помочь братьям по другую сторону Дрины.

А как же Россия, претендующая на роль великой державы? Хорошо бы президент Путин, когда в следующий раз будет обсуждать «международных миротворцев» на Донбассе и восстановление украинского контроля на границе, вспомнил разоренное сербское село Тегар.

***

Есть, о чем задуматься и Европе – той самой, что так последовательно уничтожала Югославию, да и сейчас продолжает пропагандистскую войну против сербов. До последнего времени жители ЕС могли не обращать внимания на то, что, в нынешней Боснии – целые территории подконтрольны «ваххабитам». Там «моджахеды» живут по своим законам, вербуют бойцов в «ИГ», строят свой «халифат» в Европе. Пусть строят: ведь головы-то они резали два десятилетия назад – сербам, ныне – сирийцам. Но МТБЮ, постоянно оправдывая боснийских головорезов, внушил им, что именно так можно и нужно «бороться за права». А если убивать, уничтожать церкви, устраивать этнические чистки можно в Боснии или Косове (в Сирии или Ираке), почему то же самое нельзя делать в Париже, Ницце, Брюсселе, Мюнхене, Лондоне, Манчестере?

***

Последний раз я была в Сребренице ровно год назад. Люблю этот городок с его уютным провинциальным духом, его неспешный уклад, колокольный звон, азан с минарета соседней мечети, которому неизменно «подпевают» все сребреничские собаки. Здесь все друг друга знают – и очень быстро с тобой начинают здороваться, как со своим.

Но идиллия эта хрупкая. Мы познакомились с только что избранным  на тот момент мэром Сребреницы Младеном Груичичем, впервые более чем за полтора десятка лет в Сребренице градоначальником стал серб. Его предшественник и соперник Чамил Дуракович коррупцией и самоуправством настроил против себя даже часть соплеменников.

«Вот здесь был наш избирательный штаб – а здесь мусульманский».  Всего-то метрах в 15 друг от друга, а всё же пропасть. И МТБЮ с «международным сообществом» делают все возможное, чтобы пропасть лишь углублялась. Младену было 10, когда началась война, и мусульмане убили его отца Драголюба. Но, как учит Гаагский трибунал, сербские жертвы «не считаются». Ни для кого, кроме самих сербов.

Но вдруг понимаешь, что этим, с пафосом вещающим о правосудии и требующим расправы над Младичем, аланам тигерам одинаково наплевать на сербов, мусульман, хорватов, на далекую Сребреницу.

Их не мучают воспоминания о старике-мусульманине где-то на краю мира, который нам, заблудившимся в ночных зимних горах, не захотел показывать дорогу. Трех сыновей забрала у него та война – и много-много лет он живет совершенно один со своей болью и отчаянием.

Гаагские инквизиторы в мантиях знать не знают пожилого пастуха-серба, рассказывавшего журналистам из Белграда и Москвы о своем замученном в мусульманской тюрьме Сребреницы брате. А потом вдруг переключившегося на рассказ о прежней, югославской жизни, когда с мусульманами они были добрыми соседями, друзьями, а то и родственниками, а не кровными врагами. Он с изумлением  повторял «братство-единство» – то ли не мог поверить, что оно когда-то действительно было, то ли не понимал, как они его потеряли.

МТБЮ не примиряет, потому что не ищет правду. Вот и приговор Младичу в который раз разделит Сребреницу: на тех, для кого генерал – герой, и тех, для кого он – преступник. На тех, чьи мёртвые признаны в чужой Гааге достойными отмщения – и проклятыми и забытыми. Но ни, те, ни другие убитые не оживут, не поднимутся из-под каменных крестов и исламских столбов надгробий, не обнимут своих близких.

И потому в Боснии в самых обычных  разговорах так часто всплывает фраза: «когда будет война…» Именно так: «когда», а не «если». Такова цена гаагского кривосудия.

Екатерина ПОЛЬГУЕВА

Хвала за коментар. Ваш коментар ће бити видљив након "модерације". Коментари који садрже претеће, увредљиве и вулгарне изразе неће бити објављени...

Попуните детаље испод или притисните на иконицу да бисте се пријавили:

WordPress.com лого

Коментаришет користећи свој WordPress.com налог. Одјавите се / Промени )

Слика на Твитеру

Коментаришет користећи свој Twitter налог. Одјавите се / Промени )

Фејсбукова фотографија

Коментаришет користећи свој Facebook налог. Одјавите се / Промени )

Google+ photo

Коментаришет користећи свој Google+ налог. Одјавите се / Промени )

Повезивање са %s