ПРАВОСЛАВЉЕ

Павел Тихомиров: Готово ли Российское государство нести бремя Третьего Рима?


13.10.2018. Русская народная линия

Павел Тихомиров проанализировал информационное поле Болгарии и пришел к обнадеживающим выводам …

Вчера я получил письмо из Болгарии.

Поводом для написания письма послужила очередная порция сарказма по отношению к «неблагодарным братушкам», которая была выпущена в публичное пространство некоторыми нашими пишущими соотечественниками.

Движимая чувством крайнего недоумения, вызванного тем, как у нас в России оценивают отношение болгар к поведению православного архипастыря из Истанбула, моя собеседница несколькими сильными и яркими штрихами обрисовала ситуацию в общественном мнении Болгарии по отношению к происходящему.

Болгария, по словам моей собеседницы, не просто «в шоке», Болгария демонстрирует достаточно глубокое понимание происходящего. Причём воспринимается эпопея с украинской автокефалией не просто в контексте противостояния неких геополитических субъектов, но в контексте поистине эсхатологическом.

При беглом знакомстве с болгарской блогосферой сразу же бросается в глаза традиционное для болгар недоверие к грекам, а также понимание того, что «Украинский вопрос» для России – это нечто, вроде «Македонского вопроса» для самой Болгарии. Бросается в глаза и активизация солдат «диванного войска», служащих нашим неприятелям. Признаюсь, довольно забавно было встречать хорошо знакомую нам лексику, используемую «бывшими небратьями»: «рашисты», «гэбэшная Церковь», «орда» и т.д.

Вот как раз крики эти могли ввести кого-то в заблуждение, создав фантом некой «продажной» такой-сякой-разъэдакой «неблагодарной Болгарии». Несомненно, и это, увы, тоже имеет место быть.

Но тон в общественном мнении Болгарии задают вовсе не тролли или искренние русофобы, а мыслители совсем иного толка.

Ниже будут приведены конкретные примеры, которые, надеюсь, помогут осознать ту простую вещь, что болгары всё прекрасно понимают.

Более того. Мы так привыкли к рассуждениям в категориях стратегии геополитической, в категориях тактики политических союзов, намекая на какие-то явные и тайные рычаги влияния на ситуацию, что при этом подчас совершенно игнорируем попытки совсем иного осмысления ситуации.

Мы будто стесняемся даже попытаться видеть промыслительность в томили иномподчас эпохальном стратегическом поражении.

Однако, вернёмся к письму из Болгарии:

«Ситуация внутри Болгарии здорово меняется – ведущие СМИ в нашу сторону плюют только в исключительных случаях. Когда им на самолюбие наступят. А ведь было – ежедневно и ежечасно. Появляются очень смелые статьи в нашу защиту, в защиту истины. Плюют, но на переферийных ресурсах Фонда „Америка для Болгарии“ и портале „Культура“ католического фонда „Комунитас“…»

Итак, ситуация в информационном поле Болгарии меняется.

Ниже приведём фрагменты наиболее резонансных публикаций.

«Царьград и сам может оказаться за пределами Православного мира».

Д-р Николай Гочев, историк, доцент Софийского университета в Болгарии, проанализировав решения Синода Константинопольской Патриархии от 11 октября 2018 года по поводу украинского вопроса, высказал мнение, что оно несет угрозу для самого Константинополя остаться вне Соборной Церкви:

«Даруя автокефалию новой „Украинской церкви“, несмотря на то, что на Украине 330 лет существует каноничная и общепризнанная автономная Церковь, Цареград одним махом уничтожает автокефалии всех Поместных Православных Церквей, включая, разумеется, и Болгарскую.  

И если это решение не будет немедленно отвергнуто, это будет означать, что каждая епархия, приход, любая группа граждан в любой стране, считающие себя православными, сможет игнорировать существующую там Православную Церковь и обращаться к Цареграду с просьбой какого-нибудь вида „автономии“. Вот почему Поместные Православные Церкви, если они желают остаться Церквями, должны будут отвергнуть вчерашнее решение Цареградского Синода. 

Если после этого Царьград продолжит настаивать и не „лишит силы“ это решение, как он вчера лишил силы другое постановление, принятое 332 года назад, то сам он окажется за пределами православного мира, то есть – оставит Соборную Церковь. Такие случаи в истории христианства уже известны». 

«Офицер турецкой армии, обученный скрытому подчинению Православия Ватикану».

Болгары прекрасно отдают себе отчёт в том, что перед нами – очередной раунд многовековго противоборства католического Запада против Православного Востока. Так специалист по политической психологии д-р Илия Илиев (Газета «Труд», 9.10.2018) – не особенно стесняясь в выражениях – преподнёс ситуацию именно в таком контексте:

«…Война против Русской Православной Церкви, которую веками вели католическая и протестантская Европа, разгорается с новой силой. На этот раз операция проходит под предводительством США, на украинской территории и при содействии вроде бы православного Варфоломея. Константинопольский Патриарх имеет мало общего как с православными народами, так и с традиционным православием. 

Гражданин Турции, офицер турецкой армии, прошедший обучение в католических центрах экуменизму, то есть прикрытому подчинению православия Ватикану. Исповедует либеральные евроатлантические ценности при том, что либерализм – лютый враг христианства, это факт. 

В наши дни либерализация католичества сделала его беспомощным перед мусульманской напастью в Европе. В Турции у Варфоломея мало паствы, в Канаде и США многие его игнорируют, поэтому титул „Вселенский“ стал анахронизмом, духовное наследие Византии приняла Россия – Третий Рим, а Фанар присвоил себе право Вселенского при поддержке и, одновременно, давлении США. (Патриарх в Истанбуле – просто «первый среди равных»).<…> 

Все это – часть гибридной англо-американской войны за гегемонию в мире. На прицеле – Россия из-за ее огромного потенциала к сопротивлению».

В последнем абзаце автор напомнил, что премьер Республики Болгарии Борисов три года назад отказался принять «Стамбульского папу» во время его визита в Болгарию. И еще раз подчеркивает, что идет война, крайне опасная для Православия и для Болгарии.

«Лихорадочное озирание по сторонам в поисках „руки Кремля“- это политический невроз».

В интервью, данном сайту «Епицентър» доцент Исторического факультета Софийского университета Дарина Григорова также проводила параллели между Македонской и Украинской проблемами.

Доц. Григорова говорит о том, что представление конфликта как борьбы за автокефалию, неверно:

«УПЦ-МП, каноничная Украинская Церковь, представленная большинством православных Украины и признанная всеми Православными Поместными Церквями, не воюет с Россией и автокефалии не просит (предлагается ознакомиться с заявлениями митр. Онуфрия). У нее есть широкая автономия, она сама избирает епископов, распоряжается своими средствами и т.д. Другие украинские „церкви“ – никем не признанные раскольники, имеющие поддержку правительства и «майданной» элиты. Легитимация нужна раскольникам. 

Вселенский патриарх, «чья вселенная – один квартал в Стамбуле и турецкий паспорт» не обещает признания патриаршества раскольника Денисенко, а, скорее всего, хочет сам административно подчинить раскольников, он, в противоречие с канонами, прислал в Киев своих экзархов. Речь о политическом заказе, форсированном из-за президентских выборов на Украине, к чему подключились официально американские герои майдана Джо Байден и компания, с призывами за „единую украинскую церковь“. Такие „белые и пушистые“, разве что не запели „Imagine“ Джона Леннона. 

Вселенский Патриархат не впервые поддерживает антиправославные формирования в России. Пример из начала ХХ в. – союз с большевиками и поддержка их «обновленческой» церкви против Русской Православной. Причины политические: антиправославное, значит, антирусское. 

Политическое вмешательство в церковные дела на Украине чреваты серьезными последствиями, потому как раскольники и униаты имеют привычку захватывать православные храмы штурмом (после майдана это стало обыденным). Цель внешних благодетелей Филарета – религиозная война, следующая ступень к хаотизации Украины. На прицеле – колыбель Русского Православия – Киево-Печерская лавра, святыня всего православного мира. Вселенскому патриарху подчиняется Афон, в связи с этим и еще одни опасения раскола, который приведет к глубоким потрясениям всего православного мира. 

Православие всегда подвергалось давлению со стороны внешнего мира, потому что оно живо в отличие от католичества и протестантства, чьи храмы превращаются в библиотеки и кафе, фитнес залы и развлекательные центры. (Про „женское священство“ и прочие „новшества“ и не говорю). 

Православие живо и неизбежно будет объектом политического натиска. Но это давление должно нас не пугать, а мобилизовать». 

«Кому по плечам бремя Третьего Рима»

Как видим, болгарские братья наши вовсе не так уж «слепы, продажны и неблагодарны», как преподносят их некоторые наши коллеги по цеху агитации и пропаганды.

Все всё прекрасно понимают: и каковы контексты происходящего и в чём состоят цели заказчиков церковного бесчинства.

 

Особо хотелось бы отметить статью Георгия Тодорова, вышедшую в газете «Культура» от 5.10.2018. Георгий Тодоров – богослов, известный православный публицист, автор нескольких книг по истории. Газета выходит только в бумажном варианте, электронной версии нет, издание поддерживается католическим Фондом «Комунитас», но оно еще со старых времен очень популярно в среде творческой интеллигенции Болгарии, поэтому новым хозяевам газеты приходится иногда давать эту трибуну и представителям другого лагеря.

Тем не менее, текст есть в Фэйсбуке.

На этом тексте стоит остановиться поподробнее.

«Украинска геополитика и Теополитика. 

„В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир“. (Иоан. 16:33) 

Геополитический удар, который США наносит России через патриарха Варфоломея посредством украинской «автокефалии», – сильный, болезненный, долгосрочный, исторический. Он ещё принесет новые страдания, скорби и тяжкий крест православным украинцам. 

Есть два подхода в осмыслении явления: геополитический, раскрывающий видимый смысл (светский, поверхностный, горизонтальный), и теополитический, раскрывающий сущность. 

Мiр закономерно ошибается, когда пытается объяснить мiрскими категориями церковные явления. Мiр закономерно ошибается, когда пытается использовать Церковь для своих светских (то есть нецерковных, т.е. антицерковных) целей. 

Церковь – Богочеловеческий организм, и Она побеждает мiр даже когда бывает унижена, страдающа и распята – именно когда унижена, страдающа и распята. Нет непострадавших христианских святых. 

Церковные события на Украине прискорбны, но они возвещают конец вековой пагубной тенденции в истории земной Церкви – секулярной, модернистской, экуменистской, продажной, отступнической, самообманной и самодовольной… 

Олицетворением этой смертоносной тенденции в наши дни является патриарх Варфоломей, но мы называем это мелетизмом – по имени его <духовного>отца Мелетия (Метаксакиса). 

Наиопаснейшими врагами земной Церкви являются вовсе не яростные гонители-атеисты, но тихий секуляризм – тысячелетний, всепроникающий, энтропийный. 

В последние несколько веков вместо воцерковления мiра, сами земные церковные учреждения становятся всё более обмiрщёнными. Мы, Божьи люди, становимся более светскими. Этот процесс в целом длился более тысячи лет, усилился в последние столетия. Точка надира была достигнута после Второй мировой войны. 

Ключевым годом стал 1948 год, когда кристаллизовался послевоенный новый мировой порядок. Тогда столкнулись два мiрских политических проекта, пытавшихся оперировать Православием. 

С одной стороны, большевик Сталин, окрылённый победой над нацизмом, пытался созвать в 1948 году Всеправославный Собор и навязать Москву в качестве лидера Православной Церкви – дабы использовать Её для своих целей. Этот проект скоропостижно провалился. 

С другой стороны, масон Трумэн, в головокружении от американской ядерной монополии (всемогущество и безнаказанность), решает занять Константинопольский Патриархат – для своих целей. Он свергает патриарха Константинопольского Максима V и демонстративно назначил на его место своего американского собрата-Афинагора (1948). Также в 1948 году и с теми же целями Трумэн создал так называемый Всемирный Совет Церквей (ВСЦ), в который вводит подвластные себе („капиталистические“) православные церкви. Проект Трумэна преуспевает (Афинагор рождает Димитрия. Димитрий – Варфоломея) – и так вплоть до 2016 года.

В 1961 году, опьянённый успехами СССР в космосе, убежденный атеист и энтузиаст Никита Хрущев решил использовать Церковь в своих антизападных целях. Он ввёл Московскую Патриархию и подчиненные ему („социалистические“) православные церкви в ВСЦ. Он делал это не из любви к Православию, которое презирал, а как политический инструмент, который способен приблизить ожидаемую в 1980 году победу „коммунизма“. 

Церковная „Доктрина Хрущева“ закономерно провалилась. 

Ручные „социалистические“ архиереи закомплексованно благоговеют перед своими западными коллегами и становятся зависимыми от них… 

„Коммунизм“ рушится – и в 90-е годы весь бывший соцлагерь (включая и ельцинскую Россию) становится вассалами Запада. Церковное поле боя попадает в руки «доктрины Трумана» с американской властью над православием посредством Фанара и ВСЦ.  

Светский дух хитри могуч. Не он служит Сталину, Трумэну, Хрущеву – они служат ему. Он не ищет путей овладеть мiром (в том числе с помощью Церкви). Он хочет несравненно большего: овладеть Церковью – используя мiр. Чтобы ее секуляризировать. Мiрской дух хочет овладеть земной Церковью изнутри – проникнуть в цитадель Её канонов и догматов. Он планирует это сделать через идею Всеправославного Собора, задуманную ещё патриархом Мелетием (Метаксакисом) в 1923 году и активированную Патриархом Афинагором (1961).  

Этот Собор должен был быть „срочно“ проведён патриархом Димитрием, но в 1977 году его планы сокрушил святой Иустин (Попович).  

Наконец, при Патриархе Варфоломее в 2016 году на Критеэтот Собор почти состоялся. 

Чудом Божиим эта затея провалилась.  

Крит был главной опасностью для современного православия, потому что (почти!) подвёл всё земное руководство Церкви к тому, чтобы торжественно совершить лжесоборное богоотступничество. 

Затем, в 2025 году (на юбилей Никейского Собора) созвать один ещё более важный Собор, призванный преодолеть «ненависть», дабы победила „любовь“ и сбылась мечта лукавых – „объединение церквей“. Кстати, такой „союз“ одобрен большинством в мире: всеми секуляристами, псевдо- и квази-церковными теплохладными, стипендиатами, неверующими… 

И только чудо неудачи на Крите в 2016 году стало преградой отравляющего самообмана. 

С мiрской т. зрения угроза геополитического удара по Москве посредством украинской „автокефалию“ (как „мести“ на Крит) – просто ужасна. Патриарх Кирилл как будто бы совершил политическую ошибку и поставил себя в слабую позицию, отправившись в Стамбул к патриарху Варфоломеюна переговоры об Украине. Он вернулся не просто с пустыми руками, но и униженным из-за преподанной ему демонстрации бессилия <Москвы>. 

Однако, возможно, эта „ошибка“ и „разочарование“ ещё покажут свою промыслительность. 

Патриарх Варфоломей посчитал себя „сильным“ и нанёс „удар“, решив, что именно благодаря его неминуемой „победе“ на Украине Москва будет сражена в самое. И что именно так будет смыт позор Крита, и он утвердит себя не как „первый без равных“, но как властелин в Православии… 

Но. Теополитика не просто достовернее геополитики. 

Фактически, толькоона и достоверна. Мировая геополитика – это самообман, утопия, призракикоммунизма, капитала, мирового господства. 

Теологический (иными словами – промыслительный) результат геополитического действия всегда парадоксален для мира. 

Кризис на Украине может пробудить русскую Церковь – от прельщённости мирскими утопиями, самоубийственной „дипломатией“, убеждённости в эффективности беспорядочных экуменических связей во ВСЦ… Пробудить Церковь для Её истинного призвания. РПЦ уже заговорила „недипломатично“ (стихия Церкви не дипломатия, а Истина).  

В этом мире повсеместного фэйка малое стадо незомбированных людей является основой не для мiрского церковного фэйка (Крит, Фанар, ВСЦ и т.д.), а для святости и правды.  

Церковь – последняя крепость Истины. 

Не Русская Церковь должна быть инструментом державы, а русская держава должна быть инструментом Церкви, т.е. Бога. Потому что Русская церковь не русская, а Божья. Церковь не принадлежит России, а Россия принадлежит Церкви».

Это был болгарский историк и православный богослов Георгий Тодоров.

Как хорошо, что, наконец, появился достойный информационный повод для того, чтобы напоминает простую и незамысловатую мысль, понятную любому неофиту, но о которой мы – в пылу геополитических анализов – как-то позабыли: Церковь – это не скрепы какой-то одной из держав, а совсем наоборот.

Не «Церковь – скрепа державы», а как раз держава может стать внешней оградой Церкви. Может и не стать.

Но если уж мы пытаемся рассуждать о Третьем Риме, если мы намерены опровергать клеветнические преподнесения идеологии Третьего Рима в качестве якобы «русской националистической секты», то нужно расставить «точки над i» в данном вопросе.

Если Российскому государству суждено ещё понести бремя Третьего Рима, то произойти это может только лишь в том случае, если оставлена, наконец, будет традиция пускания пыли в глаза, оставлены будут бесконечные дорогостоящие маскарады, направленные на реализацию лозунга «не быть, а казаться».

Учёный болгарский богослов напомнил о том, что если мы вправду хотим, чтобы Господь был рядом с нами, мы сами должны стараться быть ближе к Нему.

На Него уповать, а не на эффективность менеджмента.

Вот и вся – по выражению болгарского богослова – «Теополитика».

«Не Русская Церковь должна быть инструментом державы, а русская держава должна быть инструментом Церкви, т.е. Бога».

Речь, разумеется, идёт не о теократии – подлинная теократия невозможна, профанацию такого способа организации человеческого сообщества можно будет испытать на себе лишь в последние 3,5 года человеческой истории.

Речь идёт даже не о теоцентрической идеологии – тотальный скепсис, торжество рационализма, марксизм, дарвинизм и фрейдизм – все эти призраки сфабриковали в душах наших современниковнадёжный «богоотвод».

О чём же тогда речь?

Для начала, пожалуй, стоит научиться «быть, а не казаться». А там уже Господь подтолкнёт каждого, готового покоряться действию благодати. Каждого на своём месте.

Павел Тихомиров
помощник главного редактора «Русской народной линии»